Капитанская быль

Есть у меня одна традиция… Я сотни раз произносил эту фразу на концертах, теперь вот ещё и написал её. Да и что там оригинальничать. Расскажу всё, как есть. Или, по крайней мере, как мне это видится. В очередной сотый раз.

Есть у меня одна традиция: когда я слышу у кого-то из своих друзей-музыкантов песню, которую должен был написать я… я прошу её мне пропить. Да-да, именно пропить. Ну как пропивают ценную вещь, скажем. Я не сам придумал этот гениальный способ. Куда мне. Он подслушан у Кирилла Смышляева, замечательного могилёвского автора, лидера группы АВАНГАРДШКОЛА. Кирилл рассказывал не раз на концертах, как они с его другом из группы ПОГОДНЫЕ УСЛОВИЯ сидели однажды в Минске и пропили друг другу по песне. Мне страсть как нравилась всегда эта идея, и я стал её использовать. Боюсь, Кириллу это может не нравиться, но идеи не являются даже объектом авторского права – они призваны служить людям. Вероятно, в несколько извращённой форме, но эта идея мне служит. Я играю на концертах песни друзей... Которые должен был написать я. Перефразируя Алёнку Кавкову, «песня-то ни в чем не виновата… разве в том, что приползла НЕ ко мне». Я тоже не виноват. Разве что чуть-чуть.

И был тут давеча один концерт в Москве. Особый. Посвященный дню рождения моего друга, поэта и музыканта, Александра Логунова, которого в народе знают еще как Фила. Фил придумал, как необычно отпраздновать этот день: пригласил дружественных музыкантов, но с уговором, что своих песен те петь не будут, а сделают каждый по одной его песне… Чувствуете, куда клоню?.. А сам Фил обещал сыграть по одной песне каждого из приглашенных авторов. Причем, в своих аранжировках и с музыкантами. В общем, это обещало быть интересно и необычно. Так в итоге и получилось. Какую песню из моих он будет петь, я знал. В нашу почти случайную встречу в Ярославле в конце 16-го года я пропил ему по его просьбе песню «Звезда» - с удовольствием и радостью это сделал коньяком на кухне у Ромы и Ани, наших общих хороших друзей, у которых мы традиционно в Ярике вписываемся. А вот что сыграть мне, пришлось подумать. Впрочем, думал недолго: мне давно глянулась среди прочих любимых филовских песня «Капитанская» - её я и застолбил в специальном чятике музыкантов-участников.

Застолбить дело нехитрое, но её же ещё сыграть как-то надо. Тут я опять вернусь к традиции. Как-то так повелось, что я не пытаюсь сыграть пропитые песни даже близко похоже на авторский вариант. Мне это сложно, во-первых, технически: все-таки сказывается, что музыкант я сильно самодеятельный и туго поддающийся дрессировке сложными аккордами и вокальными партиями. Поэтому к пропитым песням я отношусь прям по-хозяйски: меняю аккорды на попроще, иногда слова. А что? Если это не украденная, а честно пропитая мне вещь, то я ей и хозяин. А значит, знаю, как лучше. Причем, хозяин добрый, потому что всегда говорю, кто автор и даже позволяю ему пользоваться песней. Так сказать, на права родителя не посягаю. Но воспитываю песню по-своему.

«Капитанская» исключением не стала. Во-первых, я изобрел туда свои аккорды. Во-вторых, кое-где поменялось пару слов, появились припевы… Ну и в довершение написался ещё один куплет. Нагло? Еще бы. Однако нутро попросило вот так. Но честное слово, очень было страшно. Месяц до концерта я колебался. В дороге до Москвы места себе в микробусе не находил – всё волновался, как Фил воспримет столь вольное обращение с его вещью…

В Москве меня, впрочем, попустило. Повидался с крёстной – родной моей тетей Таней и мужем её Сережей. Не виделись 13 лет. Они прилетели накануне из Австралии, где и живут, кенгурей и опоссумов гоняют вместе с моими братьями и сестрой. В разговорах и фотографиях провели день и, разумеется, я потащил их в «Археологию» на концерт. Они, соскучившиеся по снегу, жадно топтали его свежекупленными зимними штиблетами, но крепко страдали от смены часовых поясов. И потому в клубе уже клевали носом. А когда добрались, во дворе Архео я застал крёстную, грызущую сосульку, отломанную от крыши клуба. Вот до чего доводит чужбина нашего человека!.. В общем, к концерту меня попустило.

Про концерт не буду – было клёво, а кто не был – лопух. А когда пришло время мне на сцену, я выбрался с планом действий: рассказал про традицию, соврал, что, мол, чужих песен не пою, если они не пропиты, и предложил Филу это сделать прямо сейчас вслепую. Он ведь даже не знал, что за песня у меня на уме. К чести Фила, он на это пошёл: принёс с бара две волшебные стопки – и под всеобщие аплодисменты песня была пропита подчистую. И незамедлительно спета при поддержке Кришны, с которым мне играть всегда в кайф, потому что он умница и талантище!

Фил сидел в зале и внимательно слушал. Водил бровями и улыбался. Это обнадёживало. А после проигрыша, когда пошёл дописанный куплет, вытянулся в лице и округлил глаза. Удивить получилось. Но, слава Богу, отнёсся благосклонно. Впрочем, он человек интеллигентный, может, виду не подал… Но теперь играю эту песню вот так, как мы вам покажем. Только Кришны обычно рядом не бывает, и потому я в нужных местах вдуваю губной гормон. И раз дочитали, послушайте.